Get Adobe Flash player

Надлежащая охрана

По наблюдениям, которые в течение ряда десятилетий проводились мной в различных районах Сибири, я убедился, что и звери, и птицы очень скоро убеждаются в безопасности, которую им предоставляет человек, и легко мирятся как с его присутствием, так и с проявлением хозяйственной деятельности. В Кондо-Сосьвинском заповеднике после того, как там была установлена надлежащая охрана, лоси убегали от собак прямо на заповедную территорию и там начинали спокойно пастись, не обращая на. них внимания. В Баргузинском заповеднике соболи приходили и приходят к самым постройкам и даже вне заповедных угодий приживаются около лесных избушек, рыбопромыслов и т. д. Мне известны случаи, когда колонки, горностаи, хорьки жили и приносили потомство в сибирских городах. Зайцы-толаи, или песчаники, однажды облюбовали себе для поселений военные лагеря и полигоны, где загородки из колючей проволоки спасали их от собак, а гул моторов и стрельба пугали их не сильнее, чем удары грома.

Следует помнить, что, сводя лес, мы на целые десятилетия получаем относительно непроизводительную плоЩадь, о которой непременно должны заботиться для того, чтобы лес получил возможность восстановиться.

Всходы и сеянцы легко вытаптываются скотом, а потому для пастбищ эти площади использовать нельзя. Они особенно страдают от пожаров и в случае повторного выгорания обычно не восстанавливаются. И тогда на месте хвойных утверждаются мелколиственные породы, а оо многих случаях развиваются травянистые или даже степные ассоциации. Последнее имеет особо актуальное значение для Восточной Сибири, где тайга в значительной степени развита на месте древних степей, а климат весьма суров.

Там, где условия для восстановления леса неблагоприятны, каждое дерево должно быть на счету.

Что же происходит на самом делё? Даурская лиственница в бассейне Анадыря, например, растет на вечной мерзлоте, растет чрезвычайно медленно, она едва существует, но по Анадырю и его притокам, таким, как Белая, Яблон, Пелидон, Еропол, Майн, Медвежья, леса вырубаются беспрерывно. Не считаются ни с чем. Валят даже те деревья, которые закрепляют берега. В результате берега обваливаются, и как раз в тех местах, где в массе нерестится кета.

Как ни печально, но то же наблюдается и во многих других местах. Существует запрещение рубить лес на его границах и в пределах 16 километров от берегов рек, но ведь самые строгие предписания только тогда имеют значение, когда обеспечивается их выполнение.

Необходимо объявить поход в защиту каждого дерева по всей беокрайней границе тайги и тундры.